Строгая госпожа с плеткой в перчатках





Читайте все стихи русского поэта Самуила Маршака на одной странице. Я перевел Шекспировы сонеты. Пускай поэт, покинув старый дом, Заговорит на языке другом, В другие дни, в другом краю строгая госпожа с плеткой в перчатках.

Соратником его мы признаем, Защитником свободы, правды, мира. Недаром имя славное Шекспира По-русски значит: Три сотни раз и тридцать раз и три Со дня его кончины очертила Земля урочный путь вокруг светила.

Свергались троны, падали цари А гордый стих и в скромном переводе Служил и служит правде и свободе. Апрельский дождь прошел впервые Апрельский дождь прошел строгая госпожа с плеткой в перчатках, Но ветер облака унес, Оставив капли огневые На голых веточках берез. Еще весною не одета В наряд из молодой листвы, Березка капельками света Сверкала с ног до головы.

Москва, "Художественная литература", Баллада о королевском бутерброде. Нельзя ль доставить масла На завтрак королю. Хотите ли попробовать На завтрак мармелад? Просил я только масла На завтрак мне подать! Я ничего дурного Сказать вам не хотела. Возьмите простокваши, И молока для каши, И сливочного масла Могу вам тоже дать! Я так его люблю! Никто, никто,- сказал он И вылез из кровати. А сверху надпись мелом: Россия - Родина.

Библиотечка русской советской поэзии в пятидесяти книжках. Года четыре Был я бессмертен. Строгая госпожа с плеткой в перчатках четыре Был я беспечен, Ибо не знал я о будущей смерти, Ибо не знал я, что век мой не вечен.

Строгая госпожа с плеткой в перчатках

Вы, что умеете жить настоящим, В смерть, как бессмертные дети, не верьте. Миг этот будет всегда предстоящим - Даже за час, за мгновенье до смерти. Антология в четырех томах. Всех, кто утром выйдет на простор, Сто ворот зовут в сосновый бор. Меж высоких и прямых стволов Сто ворот зовут под хвойный кров.

Строгая госпожа с плеткой в перчатках

Полумрак и зной стоят в бору. Смолы проступают сквозь кору. А зайдешь в лесную даль и глушь, Муравьиным спиртом пахнет сушь. В чаще муравейники не спят - Шевелятся, зыблются, кипят.

Строгая госпожа с плеткой в перчатках

Да мелькают белки в вышине, Словно стрелки, от сосны к сосне. Этот лес полвека мне знаком. Был ребенком, стал я стариком. И теперь брожу, как по следам, По своим мальчишеским годам. Но, как прежде, для меня свои - Иглы, шишки, белки, муравьи. И меня, как в детстве, до сих пор Сто ворот зовут в сосновый бор. Бремя любви тяжело, если даже несут его двое. Нашу строгая госпожа с плеткой в перчатках тобою любовь нынче несу я. Долю мою и твою берегу я ревниво и свято, Но для кого и зачем - сам я сказать не могу.

Строгая госпожа с плеткой в перчатках

Бывало, в детстве под окном Бывало, в детстве под окном Мы ждем,- когда строгая госпожа с плеткой в перчатках нас Проснется гость, прибывший в дом Вчера в полночный час. Стали в ряд, И ждут они давно,- Когда я брошу первый взгляд На них через окно.

Я в этот загородный дом Приехал, как домой. Встает за садом и прудом Заря передо. Ее огнем озарены, Глядят в зеркальный шкаф Одна береза, две сосны, На цыпочки привстав. Деревья-дети стали в ряд. И слышу я вопрос: Разговор в парадном подъезде Шли пионеры вчетвером В одно из воскресений, Как вдруг вдали ударил гром И хлынул дождь весенний. От градин, падавших с небес, От молнии и грома Ушли ребята под навес — В подъезд чужого дома. Они сидели у дверей В прохладе и смотрели, Как два потока все быстрей Бежали по панели.

Как строгая госпожа с плеткой в перчатках в желобах Вода, сбегая с крыши, Как потемнели на столбах Вчерашние афиши Вошли в подъезд два маляра, Встряхнувшись, точно утки,— Как будто кто-то из ведра Их окатил для шутки.

Строгая госпожа с плеткой в перчатках

Вошел старик, очки протёр, Запасся папиросой И начал долгий разговор С короткого вопроса: Старик подумал, покурил И не спеша заговорил: К подъезду не пускали нас, Но, озорные дети, С домовладелицей не раз Катались мы в карете. Не на подушках рядом с ней, А сзади — на запятках. Гонял оттуда нас лакей В цилиндре и в перчатках. Спросил один из малышей. У них различье только в том, Что первый строгая госпожа с плеткой в перчатках в ливрее, Второй — в мундире золотом, При шпаге, с анненским крестом, С Владимиром на шее.

Мой дед привез меня в Москву И здесь пристроил к мастерству. За это не медали, А тумаки давали!. Тут грозный громовой удар Сорвался с небосвода.

Казалось, вечер вдруг настал, И стало холоднее, И дождь сильнее захлестал, Прохожих не жалея. Старик подумал, покурил И, помолчав, заговорил: Он был первейшим богачом И дочери в наследство Оставил свой московский дом, Имения и средства. Этаж сенатор занимал, Этаж — путейский генерал, Строгая госпожа с плеткой в перчатках этажа — княгиня.

Еще повыше — мировой, Полковник с матушкой-вдовой, А у него над головой — Фотограф в мезонине. Для нас, людей, был черный ход, А ход парадный — для господ. Хоть нашу братию подчас Людьми не признавали, Но почему-то только нас Людьми и называли.

Мой дед арендовал Подвал. Служил он у хозяев.

Строгая госпожа с плеткой в перчатках

Он приезжал на рысаке К семи часам — не позже, И сам держал в одной руке Натянутые вожжи. Имел он знатный капитал И дом на Маросейке. Но сам за кассою считал Потертые копейки. Купец Багров имел затон И рыбные заводы.

Строгая госпожа с плеткой в перчатках

Гонял до Астрахани он По Волге пароходы. Он не ходил, старик Багров, На этих пароходах, И не ловил он осетров В привольных волжских водах. Его плоты сплавлял народ, Его барж и тянул народ, А он подсчитывал доход От всей своей флотилии И самый крупный пароход Назвал своей фамилией.

Нет буквы для седьмого! Теперь не в моде строгая госпожа с плеткой в перчатках, А был в ходу он строгая госпожа с плеткой в перчатках царе, И у Багрова на ведре Он красовался гордо.

Но это — только к слову. Вернуться надо нам опять К покойному Багрову. Скончался он в холерный год, Хоть крепкой был породы, А дети продали завод, Затон и пароходы Завод Нельзя продать на рынке.

Завод — не кресло, не комод, Не шляпа, не ботинки! Дома, леса, усадьбы, Дороги, рельсы, поезда,— Лишь выгодно продать бы! Принадлежал иной завод Какой-нибудь компании: На Каме трудится народ, А весь доход — в Германии.

Не знали мы, рабочий люд, Кому копили средства. Мы знали с детства только труд И не видали детства. Нам в этот сад закрыт был вход. Цвели в нем розы, лилии. Он был усадьбою господ — Не помню по фамилии И редко — только летом — В саду гуляла госпожа С племянником-кадетом.

Румяный маленький кадет, Как офицерик, был одет.

Строгая госпожа с плеткой в перчатках


Интересное видео:

Copyright © 2018 snimidom.com